Санкт-Петербург, Казанская, 10

Если у ребенка зависимость…

Когда ребёнок попадает в зависимость от наркотиков, от алкоголя — это одно из самых трудных испытаний для родителей. 
Это страх и отчаяние, вопросы в попытках разобраться: как помочь? что делать? что мы сделали не так? 
Каждый родитель будет пытаться сделать всё: что можно и что нельзя — лишь бы помочь сыну или дочери выздороветь. Сколько бы ребенку ни было лет, 13 или 33. Я знаю, я мама. 

Если в такой ситуации родители знают о расстановках и предлагают ребёнку прийти, чтобы решить проблему на системном уровне — это очень важно, это значит, система семьи открыта для работы, для исцеления.

Ребенок никогда не становится наркоманом или алкоголиком на пустом месте. Если это произошло, значит, что-то не так в семейной системе. 
Но что делать, если ребёнок сопротивляется? Он не хочет, не идет на расстановки. Могут ли родители помочь ребёнку? 
До 16-18 лет — да, могут прийти и сделать расстановку для него. 

В более взрослом возрасте — нет. 
Это уже самостоятельный человек, со своей судьбой и жизненными уроками, которые ему нужно пройти. Мы не можем «догнать и причинить пользу», по своей воле изменить его судьбу к лучшему. 

Но можно сделать расстановку маме и папе, чтобы они смогли принять эту ситуацию и полюбить своего ребенка. Чтобы они по-другому себя вели с ребёнком, чтобы по-другому к нему относились. Чтобы они, наконец, ВИДЕЛИ своего сына или свою дочь. 

Когда я говорю: «Вы НЕ ВИДИТЕ своих детей», то я для вас либо инопланетянка, либо сумасшедшая. Часто мы не распознаем другого человека таким, какой он есть. Мы накладываем на него проекции своих страхов, ожиданий, каких-то историй. Не можем увидеть его и общаться с ним на его языке. 

До тех пор, пока не проделаем долгую, гигантскую, титаническую работу над собой. 
Только после своей расстановки, встав на правильное место относительно своих родителей, папа и мама смотрят однажды на детей с удивлением, видят их как впервые: «Ничего себе! Обалдеть!». Не глазами, не интеллектуально, а сердцем. И со слезами, потому что: «Ой, он уже взрослый, а я его первый раз увидел. Он как-то мимо прошел, все его детство мимо прошло». 

А до этого родитель был в одних проблемах, в других, в третьих, да в «вуалях» заодно. То «планка падала», то «шлемом» накрывало, то «тазиком». Все время находился в решении своих трудностей и проблем, параллельно как-то пытаясь ребёнка воспитывать. 
Но настоящего взаимодействия и настоящей любви не было. А ребёнок любовь и внимание родителей искал, подсознательно. И ввязывался ради этой любви во всякие сложные истории. Только из-за поиска любви. 

Конечно, лучше, чтобы мы смогли увидеть и полюбить детей тогда, когда они ещё совсем малыши. Чем младше, тем лучше. 

Но даже если ребенок уже взрослый — это уже шанс многое исправить, изменить. Через принятие его таким, какой он есть. С его судьбой, задачами, возможностями.  Ну а дальше уже его судьба распорядится. 
Эта работа очень важна. И исцеление возможно.

Вания Маркович


Комментарии:

Отправить ответ


wpDiscuz